Макьявеллистичний тип лидерства

Макьявеллистичний тип лидерства Статья посвящена одной из важнейших проблем современной политической психологии — макьявеллистичному типа лидерства. Этот вопрос, несмотря на все, продолжает оставаться одним из наименее исследованных проблемных полей психологии. В статье под разными углами зрения рассматриваются причины генезиса мотивации макьявеллистичного типа, в том числе психологические, биологические и другие факторы.
террасная доска из лиственницы

Анализ иллюстрируется примерами лидеров макьявеллистичного типа как в прошлом, так и современности. Рассматриваются методы исследования макьявеллизму: автор анализирует «Mach Scale» и другие методики. Феномен макьявеллизму является одной из самых интересных и одновременно наименее исследованных проблем современной социально-политической психологии. С одной стороны, это объективируется существенной сложностью соответствующих теоретико-эмпирических исследований, а с другой — идеологической цензурой в недалеком прошлом на разработку таких вопросов, которые до сих пор сдерживает рост количества исследовательских доработок. В то же время проблема макьявеллизму очень важна не только для стран молодых демократий, где современные исследования освещают ряд новых мотивационных факторов стремление к власти, но и для стран с устойчивым народовластием, где количество лидеров макьявеллистичного типа неуклонно растет. Исследование макьявеллистичнои мотивации в политической психологии Наверное, не ожидал выдающийся итальянский мыслитель эпохи Возрождения Никколо Макиавелли, который станет известным потомкам не только благодаря мыслям, положенным в основу многих его произведений, но и потому, что его фамилия будет служить синонимом жестокости и лицемерия, хитрости и беспринципности, коварства и лжи политиков и политической власти вообще. Срок „ макьявеллизм "давно и прочно закрепился в политико-психологическом тезаурус как олицетворение худших качеств тех, кто считается самыми страшными представителями человеческого рода — тиранов и диктаторов движением пальца решают судьбы миллионов людей. Всюду, где проявляет себя политическая власть, особенно там, где у власти хитрость, цинизм и стремление выгоды, имплицитно присутствует и Макиавелли, пока за его заветы, воплощенные в произведении „ Монарх ". Макиавелли оставил потомкам много вопросов, и, чтобы ответить хотя бы на часть из них, следует сделать небольшой исторический экскурс в средневековую Флоренцию, которая во времена Возрождения прославилась научного и культурного центра Европы. Именно здесь 1465 родился тот, кому суждено стать одним из первых исследователей политического сознания лидеров и их последователей. Глубокий кризис и раздробленность страны, насыщенность политическими событиями не могли не отразиться не мировосприятии Макиавелли. Поэтому стиля его рассуждений присуща исключительная парадоксальность и эскапизм, а внутренняя совершенство стремлений заходит в противоречие с необходимостью оправдания особенностей политического поведения лидеров. В те бурные времена раскрывался талант Макиавелли как незаурядного психолога. Он долгое время возглавлял оборонное ведомство Флорентийской республики в правление Лоренцо Медичи. В своей работе «Монарх» (1513), посвященной Медичи, Макиавелли оправдал все средства, какими бы коварными они ни были, лишь способствовали распространять и укреплять власть обладателя. Таким образом автор словно предоставил „ индульгенцию "грядущим поколениям политиков на аморальность ради удержания власти. В своих произведениях Макиавелли нарушил ряд принципиальных проблем. В частности, какой надо быть обладателю ради эффективного управления? Всегда мораль должна обусловливать действия личности? Принципы, изложенные в трудах Макиавелли, и до сих пор считаются непревзойденными в области психологии лидерства и управления. Они сочетают в себе огромный смысл и глубину мысли, а большинство его формулировок стали крылатыми выражениями. Проанализируем психологическое содержание хоть бы таких: „ честный ошибается чаще «, „ полезнее удерживать в повиновении», „ быть щедрым — значит быть зависимым «, „ награждай постепенно, наказывай залпом». Именно такие парадоксальные, во время жестокие и, впрочем, справедливы идеи Макиавелли обусловили появление нового термина политической психологии — „ макьявеллизму «, характеризующий лидера, который во время своего управления большей частью бессознательно использует заветы мудрого флорентийца. Словарь „ Wunk-Wagnells Dictionary» дает следующее определение термина «макьявеллизм»: "Теория и практика политики властей позаимствована из «Монарха» Николо Макиавелли, который имеет следующие характеристики: 1. Захват, удержание и распространение абсолютной власти с помощью хитрости (коварства), силы и запугивания. 2. Контроль над всеми средствами связи и облегчения таким образом воздействия на общественное мнение. 3. Применение и поддержка своей власти путем террористических акций против тех, кто может этой власти угрожать ". История знает множество примеров такой формы правления: только в ХХ веке едва ли не большинство стран Старого света претерпела господства подобных режимов. Уместно вспомнить лишь господства фашистов в Италии и нацистов в Германии, диктаторские режимы Португалии, Испании, Греции, тоталитарные системы стран социалистического лагеря. Что касается развивающихся стран, то здесь демократические режимы правления можно пересчитать по пальцам. Более того, даже в признанных флагманов мировой демократии, таких, например, как Соединенные Штаты Америки, нередки проявления макьявеллизму у деятелей политики самого высокого уровня. По наблюдениям американских психологов, эта черта была присуща президентам Е. Джонсону, В. Вильсону, Ф. Д. Рузвельту, Р. Никсону, Б. Клинтону, Дж. Бушу-младшему. В общем мировой перечень „ последователей завета «Макиавелли составляет довольно мощную когорту признанных имен: Александр Македонский, Юлий Цезарь, Вильгельм Завоеватель, Кромвель, Наполеон, Ленин, Сталин, Гитлер, Муссолини и множество других. На Западе проблеме мак» явеллизму посвящены многочисленные публикации. И это не удивительно, если сказать, что эти поиски считают там стратегическими — от успешности распознавания признаков макьявеллизму у того или иного потенциального претендента на власть или определенного лидера может зависеть судьба чуть ли не всей цивилизации. Как отмечал еще в конце позапрошлого века М. Вебер, „ проверка действительности могла бы стать основой для возникновения и отбора вождей ... Сегодня совершенно неясно, какой внешней формы приобретет реализация политики как „ профессии ". В зарубежной психологии эта проблематика исследуется не только в контексте власти политической. Есть, в частности, работы, посвященные макьявеллизмови в медицине, спорте и тому подобное. Впрочем, исследования мотивации стремление к власти именно в политике имеет сегодня значительно более глубокую историю, в которой уместно привлечь внимание. Ряд теорий политического лидерства сыграл существенную роль в развитии психологической представления о феномене макьявеллизму. На заре исследований теорий черт лидерства на рубеже ХIХ — ХХ веков широкое распространение получила так называемая теория «большого человека» Ф. Ґальтона, что пытался объяснить лидерство на основе наследственности. Это направление интерпретировал стремление к власти как присуще самой биологической природе человека. Основной идеей этого подхода было убеждение в том, что лидер обладает определенными качествами, которые передаются по наследству. Однако несостоятельность „ кластеризовать "эти черты быстро привела к разочарованию в теории и поставила перед исследователями новые вопросы. Почему, например, стремление к власти проявляется в одних людей намного больше, чем у других? Понять это — значит понять, кто и почему становится политическим лидером. Независимо от отношения к этой теории и ее научной ценности в повседневной психологии, до сих пор сохраняется представление о том, что политический лидер должен обладать определенными специфическими чертами. Эхом этих мыслей стало появление теории харизматического лидерства, разрабатываемая М. Вебером. Несколько позже сформировалась ситуационная теория лидерства, согласно которой появление лидера истолковывалась как результат взаимодействия места, времени и обстоятельств. Но и она не решила ряда неотложных вопросов. Именно поэтому возникла необходимость глубже понять сущность этой проблемы.