Личностная потребность власти как фактор политического сознания студентов часть 5

Будучи по своей природе тотально всеобъемлющим феноменом, мондиализация не всегда видимо, но особенно бурно разворачивается в ментально-культурной сфере. Ментальная мондиализация немного отличается от культурной глобализации, процесс которой прошел, начиная с итальянского Ренессанса, через «французские», «английские» и «американские» влияния с географическим ареалом, что расширяется. Особенностью нынешнего этапа культурной глобализации является то, на что обращает внимание Ю. Павленко, а именно процессы взаимопроникновения элементов религиозно-мировоззренческих традиций Востока и Запада: "Да, в Западном мире все популярнее становится концепция перевоплощения, распространяется чувство органического единства человека и окружающей среды за счет их причастности к глубинным первооснов трансцендентного бытия.
оборудование из Китая

Параллельно с тем Восток так или иначе воспринимает персоналистические ценности, отчетливо освещены в христианской духовной традиции ". Некоторые ученые ожидают появления глобальной суперкультуры уже в ближайшие 10 — 15 лет, считая, что в ее основе будет лежать синтез классической европейской, массовой американской, латиноамериканской, мусульманской, индийской культур в сочетании с новыми формами (сетевая культура, киберкультура). Глобальные изменения способствуют ускоренному перемещению вещей, символов, знаний, образцов поведения от одного общества к другому, что создает реальные предпосылки для процесса глобализации в сфере культуры, который выступает как процесс, происходящий внутри существующих социокультурных образований. Процесс культурной глобализации создает высокую вероятность стереотипизации культурных образцов и победы убийственной для культуры унификации, но в то же время под воздействием этого процесса культурный плюрализм усиливающегося может стать всепронизуючим будущим локальных обществ, которая может стимулировать поиск основанных на локальных различиях моделей развития. Такие выводы основываются на том, что чем больше мир превращается в единое целое, тем более множатся культурные различия, гетерогенность и гибридность становятся естественным состоянием культурного карты мира. В отличие от культурной глобализации, важнейшим признаком ментальной мондиализации является формирование определенного субъективовану феномена «мировой культуры», основу которой образуют ценности классического либерализма и либертаризма. Она выступает как особая, рожденная процессом консолидации мировых медиа-систем, космополитическая, коммерциализированная, гомогенная культура, отделенная от национальных культур. Такого рода культура состоит из выделенных из контекста фрагментов национальных культур и служит источником стандартизированной продукции, унифицированных человеческих интересов, ценностей и смыслов. Правда, «иногда картина глобальной культуры рисуется более тонко, она рассматривается как своего рода переключатель кодов между локальными культурами, ее главенствующая роль над такого рода структурами не выделяется». Ментальная мондиализация означает превращение формирование сознания в коммерчески выгодный вид бизнеса, и подобно тому, как формирование единого мирового рынка является определяющим фактором роста капитализма, так же и единственная мировая культура выступает предпосылкой манипулирования сознанием в планетарных масштабах. Последнее набирает форм глобальных ментальных войн, в ходе которых с помощью специальных психотехнологий осуществляются направленные изменения массового сознания с целью изменения идентичности больших социальных групп и включение их в психокультуру агрессора. Президент Ирана М. Хаттами отмечает, что одной из особенностей мировой культуры является "недостаток органического единства между формой и содержанием. В ней нет исконных и оригинальных элементов, поскольку она представляет собой сплав основных культурных особенностей и второстепенных деталей «. Будучи космополитичной культурой транснационального капитализма, она противопоставляется отдельным» локальным "национальным культурам. Она связана с созданием американоподибного среды в мировом масштабе для бизнеса и накопления капитала. При этом способна изменить национальный характер, так как национальная специфика вполне теряется при попытке самой нации «усвоить лучшее» из всемирного фонда технологий бизнеса, приносящий удачу. В частности, смещение нравственных акцентов государственной службы в сторону принятых в бизнесе принципов (эффективность, состязательность, менеджеризм т. д.) вступает в противоречие с традиционными для этой сферы идентичностью, легитимностью и моралью. В рамках новой концепции госслужбы граждане рассматриваются прежде всего как потребители, демократические принципы государственной ответственности уступают место принципам автономности управленческой сферы. В результате граждане теряют доверие к институту государственной службы как таковой, не представляет их интересов. Нельзя не согласиться с мнением Ю. Павленко, что «распространение установок меркантильно-гедонистической сознания разрушает механизм естественного воспроизводства традиционных смысложизненных ценностей, не давая взамен чего равноценного. И этот процесс разрушает культурно-ценностные основы Западной цивилизации не менее других цивилизационных миров ". Ментальная мондиализация ослабляет териториализовани формы идентичности и усиливает формы, не привязанные к территории, а, например, связанные с профессиональной культурой. Этому способствует возникновению достать большой группы людей, образ жизни которых все менее связан с национальной культурой. Это дипломаты, бизнесмены, журналисты, спортсмены. Размывание привычных культурных рамок, что происходит на этой почве, по словам Т. Богатыревой и Р. Яновского, «делает привычную глобальную карту наций-государств, фиксирующий национальные различия и национальные отношения, неадекватной новой ситуации». Настоящая мировая культура должна быть культурой индивидов, тогда как капиталистический дискурс «мировой культуры» по сути касается только наднациональных корпоративных элит. Личностная культура является гетерогенной и многомерной, а идеологический конструкт капиталистической «мировой культуры» одномерный и поверхностный. В ширшоу смысле ментальная мондиализация является основой для глобализации сознания, может быть интерпретирована в соответствии с выдвинутого М. Делягин и его соавторами по книге «Практика глобализации» гипотезой (основанная на наличии «информационного поля») о формировании в процессе естественной эволюции индивидуального сознания в условиях технического прогресса определенной коллективного сознания, «которая даже без учета компьютерных сетей постепенно объединит в единый интеллектуальный контур (потому что физические организмы будут различными) если не все человечество, то хотя его творческую,» информатизированном «часть».