Психоанализ огня и фантазии. сублимация в творчестве и катарсис. г. башляр (1884—1962) часть 3

Да, и мечтатели-новеллисты и расчетливые романисты — все отталкиваются от одних и тех же образов и направляются к одинаковым идей, и все они — благодаря комплексу Гофмана — привязаны к первоначальному образу, к единому детского впечатления. Каждый обогащает свой предмет созерцания с субъективной стороны. Но, что бы не видели люди в пламени, ценностные отношения свойственны всем мечтателям: они страстно ищут объяснения какого-либо аспекта пламя, с сердечной преданностью «причащаются» к явлению, которое, очаровывая, обманывает их. Это — большая тема человеческой культуры: отношение образа мира к самому миру. Какую бы тему освещал проницательный автор, он сталкивается с этой проблемой, в частности отношение идеализированного образа и мира, и выражает этим основополагающие принципы своего мировоззрения. Идеализация огня: огонь и чистота. Вопреки психоанализу Башляра утверждает, что подавление является актом нормальным, полезным, даже таким, что приносит удовольствие. Культурное творчество несет радость, которая является радостью сопротивления . Удовольствие берет верх над необходимостью. По мнению Башляра (и это подтверждается основательной психологией творчества), лечение заключается не в освобождении угнетенных поездов, а в том, чтобы бессознательное подавлено изменилось на осознанное при поддержке свободы до выздоровления. Наслаждение становится еще глубже, когда человек касается объективного познания субъективного когда в ней открывается общечеловеческое, когда она сочетает моральные правила законам психологии. Тогда Отапливая нас пламя становится источником света. Страсть оказывается желанной. Любовь порождает семью. Огонь превращается в очаг. Здесь нет охлаждения чувств.
сертификат на фотосессию днепропетровск

Тому, кто ищет одухотворенности, очистки приносит необъятную радость, а сознание чистоты освещает ее неземным светом. Природный поезд расширяется безгранично и приобретает качественных изменений. Так осуществляется не естественная, а «диалектическая» сублимация, находящегося в систематическом сознательном угнетении. В этом и заключается одна из движущих сил фантазии и творчества в целом. Правда, огонь иногда выступает и как символ греха и зла, когда речь идет, в частности, о его сексуальной значения с демоническим оттенком. Но огонь преимущественно является символом очищения. Башляра, в частности, выдвигает цель — определить объективное корни поэтических образов и нравственных представлений, согласно которым огонь все очищает. Огонь отделяет одно вещество от другого и устраняет их нечистоту. Однородность том связывается с чистотой. Огонь не только уничтожает сорняки, но и дает удобрение для почвы. Об этом уже говорил Вергилий. Исключение зла и создания блага подводит нас к пониманию истинной диалектики объективного очистки. Однако настоящую диалектику идеализации огня Башляра усматривает в феноменологической диалектике огня и света. Преобразование огня на его ипостась — свет — вызывает в памяти новалисивський принцип трансценденции: «Свет — это гений феномена огня». Свет — не только символ чистоты, но и действенное ее начало. Свет ожидает душу, и в этом Башляра видит основу духовного озарения. Можно было бы добавить, что в этом толковании входит в свои права «светильник Психеи», направленный не только на внешнее, но и на внутреннее. Именно Новалис описывает переход внутреннего огня к свету высшего, небесного. Он замечает: «Моя любовь превратилась в пламя, и оно постепенно сжигает во мне все земное». Человек поднимается до ясновидения. Идеализация любви у Новалиса выступает как дар озарение. Башляра спрашивает: «А у Сведенборга огонь оставляет пепел?» Интересный вопрос вообще. Его можно решить, лишь дополняя психологический анализ воображения объективным исследованием образов, что нас очаровывают. А психологический анализ свидетельствует: воображение в большей степени, чем воля, чем жизненные устремления, воплощает творческую силу души. Человек является результатом работы своего воображения. Она и создает, и ограничивает, показывая рубеже ума. Вместе с тем она работает на вершине ума. Отсюда двойственность порывов человека. Все ее комплексы, связанные с огнем, болезненные, они одновременно порождают и неврозы, и поэзию, это комплексы-оборотни. Человек достигает счастья то в движении, то в покое, то в пламени, то в пепле. В резюме к своему психолого-философского эссе Башляра показывает противоречие человеческой жизни: быть во власти комплекса или Прометея, или Эмпедокла. Огонь толкуется как причина «плодотворного архаического комплекса». Специализированный анализ должен снять болезненную раздвоенность этого комплекса, выявить активную диалектику, благодаря которой воображение приобретает истинной свободы, получает истинное предопределение творческой силы души. Литература.

  1. Абаньяно Н. Введение в экзистенциализм. Санкт-Петербург, 1998.
  2. Абаньяно Н. Мудрость философии и проблемы нашей жизни. Санкт-Петербург, 1998.
  3. Вебер М. Избранное. Образ общества. Москва, 1994.
  4. Вгтдепъбанд В. О Сократ // Лики культуры: Альманах. Москва, 1995. Т.1.
  5. Гуссерль Э. Картезианские размышления. Москва, 1998.
  6. Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994.
  7. Зиммель Г. Истина и личность // Лики культуры: Альманах. Москва, 1995. Т. 1.
  8. Ортега-и-Гассет X. дегуманизацией искусства. Москва. 1990
  9. Ортега-и-Гассет X. Избранные труды. Москва. 1997.
  10. Риккерт Г. Введение в трансцендентальную философию. Киев, 1904.
  11. Риккерт Г. Философия истории. Санкт-Петербург, 1908
  12. Риккерт Г. О системе ценностей // Логос. 1914. Вып.1. Т.1.
  13. Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе. Москва, 1991.