Муж куколд


Слово «рогоносец» происходит от птицы кукушки, намекая на ее привычку класть яйца в гнезда других птиц. Ассоциация распространена в средневековом фольклоре, литературе и иконографии.

Английское употребление впервые появляется около 1250 года в сатирической и полемической поэме «Сова и соловей» (л. 1544). Этот термин явно считался смущающим прямым, как это видно в «Падении князей» Джона Лидгейта (примерно 1440 г.). В конце 14-го века этот термин также появился в «Рассказе Миллера» Джеффри Чосера. В поэзии Шекспира часто упоминались рогоносцы, причем несколько его персонажей подозревали, что они стали одним из них.

Часто игнорируемая тонкость слова заключается в том, что он подразумевает, что муж обманут, что он не знает о неверности своей жены и может не знать до прибытия или роста ребенка явно не его (как у птиц-кукушек)
рассказы куколд
Женский эквивалент cuckquean впервые появляется в английской литературе в 1562 году, добавляя женский суффикс к кукушке.

Связанное с ним слово, впервые появившееся в 1520 году, — это виттол, который заменяет остроумие (в смысле знания) для первой части слова, ссылаясь на человека, осознающего и примиряющегося с неверностью его жены.
Метафора и символизм

В западных традициях рогоносцы иногда описывались как «ношение рогов рогоносца» или просто «ношение рогов». Это намек на привычки спаривания оленей, которые теряют своих товарищей, когда их побеждает другой мужчина. [7] В Италии (особенно в Южной Италии, где это крупное личное преступление), оскорбление часто сопровождается знаком рогов. На французском языке термин «porter des cornes», который используется Мольером, описывает кого-то, чья супруга была неверной. На немецком языке термин «jemandem Hörner aufsetzen», или «Hörner tragen», муж «der gehörnte Ehemann». В 1546 году Рабле написал ярусы Гуартуа и Пантагрюэля, и к этому времени символ рогов был «настолько известным и чрезмерно использованным, что автор едва мог не ссылаться на него» [8]. L'École des femmes от Molière (1662) — это история человека, который издевается над рогоносцами и становится одним в конце. В «Кентерберийских сказках» Джеффри Чосера (c. 1372-77) «Рассказ Миллера» — это история, которая с юмором осматривает жизнь рогоносца. В китайском употреблении используется совершенно другая аллюзия, когда рогоносец (или виттол) считается «戴綠帽 子» (в зеленой шляпе), который проистекает из законов о заимствованиях, используемых в Китае с XIII по XVIII вв., Что потребовали, чтобы мужчины в домашних хозяйствах с проститутками обернули свои головы зеленым шарфом (или позже шляпой). [9]